Category: общество

Берёза

«Суд Ярославль Володимеричь»

Древнейшая часть «Русской Правды», составленная в 1016 году князем Ярославом Мудрым, обеспечила правовое оформление процесса создания Древнерусского государства.

Ярослав Мудрый

Великий князь Ярослав Мудрый. Худ. И.Я. Билибин.

Обстоятельства принятия первого писаного свода русских законов – «Русской Правды» – хорошо известны. Связаны они с трагическими и кровавыми событиями нашей истории.

ДВЕ ТЫСЯЧИ ГРИВЕН СЕРЕБРОМ

Берёза

…И спокойно вышла в звёзды

Анастасия Ермакова

О прозе и стихах Анастасии Ермаковой

Пронзительность без истерики – так бы я охарактеризовал манеру писательницы, если бы мне было велено уложиться в три слова. А если бы разрешили добавить ещё три, я бы приписал – и без бабских всхлипов. Хотя, понятное дело, письмо Анастасии Ермаковой – женское, только в высоком смысле этого слова, когда затрагиваются и анализируются такие напряжённые чувства, с какими перо (компьютер) мало какого мужика сможет справиться. Её роман «Пластилин» («Дикси-Пресс», М., 2015) начинается с того, что группа волонтёров едет в детский дом, где содержатся больные дети-дауны, брошенные родителями.

Берёза

Фестиваль исторической реконструкции раннего средневековья «Былинный Берег»

Даты проведения: 25 июля 2015 - 26 июля 2015, Тверь

Приглашаем вас на четвертый международный исторический фестиваль "Былинный берег".

Наш фестиваль посвящён культуре и традициям Древней Руси, её жителей и соседей в 9-11 веках - русам, славянам, варягам. Временам становления древнерусского государства, героев и подвигов, силы и отваги, любви и чести, традициям повседневной жизни и воинским обычаям наших предков.  Те дни ушли далеко и многие мало что знают о них. Мы предлагаем стряхнуть пыль с незаслуженно забытых страниц родной истории и погрузиться в жизнь Древней Руси благодаря нашему фестивалю исторической реконструкции «Былинный Берег».

хитро

Сергей АНДРИЯКА: «ТАМ, ГДЕ ЖИВЕТ КОМФОРТ, УМИРАЕТ ТВОРЧЕСТВО»

статья из № 19 "ТАЛАНТ".
беседовал иер. Максим Первозванский.


СПРАВКА:

Андрияка Сергей Николаевич.
Родился 14 июля 1958 г. в Москве;
в 1976 г. окончил МСХШ при институте им. В.И.Сурикова;
1982-1985 – работал в Творческих мастерских Академии художеств СССР;
1985-1989 год – старший преподаватель в Московском государственном художественном институте им. В.И.Сурикова;
с 1999 г. – художественный руководитель Московской государственной специализированной школы акварели Сергея Андрияки с музейно-выставочным комплексом; участник всесоюзных, республиканских, зональных, московских, городских и районных выставок и выставок за рубежом (Франция, Швейцария, Германия, Англия, Болгария, Австрия, Китай).















Фотографии из архива С.Н.Андрияки.
Иллюстрации с сайта "Школа акварели Сергея Андрияки"

О начале

Рисовать я начал лет с шести-семи, а до этого лепил. Наверное, первым учителем был не отец-художник, а мать, которая к художеству совсем не имела отношения. Она со мной проводила большую часть времени и предлагала порой слепить что-нибудь из теста. Я лепил, и как-то это все развивалось. Я только этим и занимался: лепкой, потом рисованием и больше ничем. Других увлечений не было. А почему так сложилось, наверное, никто не скажет.
Мой отец поначалу не принимал активного участия в моем художественном воспитании. И относился к этому так: ну, все рисуют в раннем детстве, здесь ничего особенного нет. Но когда он увидел, что меня от этого оторвать невозможно, стал со мной заниматься. Мне очень запомнилась одна из его позиций: «Искусство – это знакомство человека с красотой». Отец никогда это не объяснял, но всегда обращал на красоту мое внимание. Мы идем по улице, а он говорит: «Вот посмотри, как красиво». А потом уже у меня это трансформируется по-своему, я думаю: «О, да, действительно, это красиво!» И в своем воображении начинаю представлять это как какой-то свой образ.


О беспредметном, абстрактном

Это тема, о которой сегодня в двух словах, наверное, не скажешь, очень глубокая и очень объемная. У нехудожников она всегда вызывает массу вопросов. И они обычно радуются, когда люди говорят: «Ну вот не понимаем мы этого черного квадрата!» А я им говорю, что это на самом деле – платье голого короля. Они успокаиваются и говорят: «Ну, значит мы все-таки не совсем...» Здесь вопрос очень простой, с одной стороны. С другой стороны – не очень.
Большую часть этих вещей я считаю не искусством, а арт-бизнесом. Надо разделять две составляющие: есть искусство, которое может не быть арт-бизнесом, а есть арт-бизнес, который не может быть искусством. Это как шоу-бизнес. Можно включить любой канал, и там будет попса. Вот в этом сегменте искусства почти нет. Один из очень известных исполнителей попсы сказал мне: «Знаете, то, чем мы занимаемся, – это совсем не искусство» (правда, это был единственный случай).
Есть еще один немаловажный аспект. Чаще всего слышишь, что есть современный период жизни нашего общества, в котором строят стеклянные, железобетонные конструкции и есть что-то старое – то, что было, и зачем его тащить в сегодняшний день?! Не надо! Это все было, ушло, об этом забыли.
Но ведь самое трудное – это продолжать традиции. А что это значит? Вот мы сидим, нас трое, и внутренний мир каждого из нас абсолютно уникален. Это определяется словом «личность». У каждого есть личность. И вот самое трудное – это прийти к самому себе, увидеть мир именно через себя, такого, как ты есть, но на хорошей основе всего того опыта, который был до тебя. Это трудно и в музыке, и в живописи, и в той же архитектуре – безумно трудно. Когда я разговаривал с архитекторами, они мне очень много аргументов приводили, почему сегодня архитектура должна быть такая. Я им говорю: «Ну ладно, я с вами соглашусь, вы застроили Москву этими стеклянными коробками. Но, дорогие, покажите мне хотя бы одно здание, которое вы сделали в традиции на высоком уровне. Я не говорю – десять, двадцать, тридцать. Одно мне покажите, но уникальное».
В музыке я, допустим, всегда как пример привожу Свиридова. Человек жил, был нашим современником, но писал не какофонию, а гармоничную музыку, продолжая традиции.
В архитектуре, наверное, тоже есть кто-то, кто может быть примером такого живого, органического продолжения традиций. Но это единичные случаи. А основная масса попросту говорит: «То, что было, – все в помойку!» Или просто: «Это было». Когда у нас в начале ХХ века возникает такой красивый, очаровательный стиль модерн, мало кто задумывается, что этот модерн прямым ходом ведет в конструктивизм. Ну это же здорово, это очарование, это прекрасно, это фантастика! Но потом появляется супрематизм, возникает конструктивная архитектура. А почему? Да потому что модерн уже в основе своей разрушил основы классической композиции. И все, и мы получаем то, что получаем.


Collapse )